05 Апреля 2016

Взыскание убытков с лиц, входящих в состав органов управления юридическим лицом

Часто одной из причин доведения должника до банкротства являются действия лиц, определяющих его действия (лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, лица, входящие в состав коллегиальных органов управления, участники, а также лица, имеющие возможность фактически определять действия должника).

За неразумные и недобросовестные действия (решения) такие лица могут быть привлечены к ответственности в виде убытков. Нормативно-правовым обоснованием (включая толкование соответствующих норм права) убытков может выступить: ст. 15 ГК РФ; п. 3 ст. 53 ГК РФ;  ст. 53.1 ГК РФ;  ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах»; ст. 10 ЗоБ (в случае нарушения соответствующими лицами его положений); п. 11 - 14 Постановления Пленума ВС РФ №25 от 23.06.2015г. «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»; Постановление Пленума ВС РФ №21 от 02.06.2015г. «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»; постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013г. №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»; п. 53 Постановления Пленума ВАС РФ №35 от 22.06.2012г. «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Само понятие убытков сформулировано в ст. 15 ГК РФ. Под ними понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Обязанность действовать добросовестно и разумно в интересах должника (общества) предусмотрена п. 3 ст. 53 ГК РФ, ч. 1 ст. 44 Закона об ООО, ч. 1 ст. 71 Закона об АО.

Недобросовестность и (или) неразумность поведения соответствующих лиц имеется в том случае, если их поведение не соответствует обычному предпринимательскому риску; такой вывод следует из п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ №62 от 30.07.2013г.

Из п. п. 2, 3 Постановления Пленума ВАС РФ №62 от 30.07.2013г. можно сделать вывод, что под недобросовестностью в данном случае понимается осведомленное, целенаправленное поведение против интересов должника (совершение сделки при наличии конфликта интересов); а неразумностью считается халатное отношение к своим обязанностям (например, игнорирование при принятии решения всей имеющейся информации).

Для возможности взыскания убытков требуется доказать четыре элемента их состава:

  • противоправное поведение (действие (бездействие) вследствие которого наступили вредные последствия - убытки), именно доказывание этого элемента опровергает презумпцию добросовестности и разумности по п. 5 ст. 10 ГК РФ;
  • вину правонарушителя (презюмируется в силу п. 2 ст. 401 ГК РФ, а для управляющей компании, осуществляющей предпринимательскую деятельность, и в ее отсутствие - п. 3 ст. 401 ГК РФ);
  • размер/факт убытков (при этом суд не может отказать в требовании об их взыскании, если заявитель не смог доказать их достоверный размер; в таком случае суд устанавливает размер взыскиваемых убытков с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности - п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ №62 от 30.07.2013г.);
  • причинно-следственную связь между противоправным поведением и наступившими вредными последствиями (убытками); такая связь должна иметь прямой характер.

Итак, ответственность лиц, определяющих действия должника, может наступать, в частности, за следующее поведение:

  • отсутствие действий по взысканию дебиторской задолженности, повлекшее невозможность ее реального взыскания (истечение срока исковой давности, ликвидации контрагента, закрытие реестра требований кредиторов, если контрагент признан банкротом);
  • совершение заведомо убыточных сделок (в частности, безвозмездное или по заведомо заниженной цене отчуждение имущества должника, отчуждение имущества по существенно заниженной цене в свою пользу) (например, директор заключил договоров участия в долевом строительстве в отношении квартир, права на получение которых уже были переданы другому лицу (Постановление № 17АП-13975/2013-АК Семнадцатого арбитражного апелляционного суда), директор принял решение о расторжении договоров без учета известной ему информации о том, что такие действия приведут к парализации деятельности общества (Решение Арбитражного суда Красноярского края по делу № А33-154. по делу № 85/2013); 
  • необоснованное самостоятельное (без соответствующего решения собрания участников) увеличение руководителем должника себе зарплаты и ее выплата либо выплата премии по собственному усмотрению; 
  • несвоевременное обращение руководителя должника в арбитражный суд с заявлением должника (ст. 9 ЗоБ) также может быть расценено как причинение убытков лицу, которое обратилось в арбитражный суд с заявление о признании должника банкротом, если оно понесло расходы по делу о банкротстве и у такого руководителя была возможность обратиться в суд;
  • непередача документов, материальных ценностей должника конкурсному управляющему, повлекшая невозможность включения соответствующего имущества в конкурсную массу (примером судебной практики может явиться следующая ситуация: действовавший директор не передал новому директору документы, оборудование, материалы, а также первичные документы, подтверждающие обоснованность списания со счета общества денежных средств при прекращении его полномочий, денежные средства на счете общества (Решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-18155/2013);
  • необоснованное списание имущества должника;
  • ненадлежащее обеспечение условий для исполнения юридическим лицом публично-правовых обязанностей;
  • иные действия (бездействие) не отвечающие требованиям разумности и (или) добросовестности, совершенным не в интересах должника и причинившее ему убытки (примером может являться ситуация, когда директор не предпринял необходимые действия для проверки правоспособности контрагента общества (Решение Арбитражного суда Волгоградской Области по делу № А12-15848/201).

Обязанность по доказыванию в рассматриваемой категории дел возлагается на истца (заявителя), это обусловлено тем, что добросовестность участников гражданского оборота презюмируется (ч.5 ст. 10 ГК РФ). Но в случае, если директор отказывается от дачи пояснений суду, либо ввиду их явной неполноты и если суд сочтет такое поведение недобросовестным, бремя доказывания может быть возложено судом на директора.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица(примерами судебной практики могут явиться Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-47874/2013, в рассматриваемом случае Директор не смог доказать, что его действия были известны участникам общества и были одобрены ими и постановление Семнадцатого апелляционного арбитражного суда № 17АП-11709/2013-АК, когда директор заключил договор аренды, являющейся сделкой с заинтересованностью, без соответствующего одобрения советом директоров);
4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента).

Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения.

Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом. Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юридического лица

При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (пункт 1 статьи 50 ГК РФ); также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, об утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.). Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Арбитражным судам следует давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т.п.

Взыскание убытков с директора организации возможно как в процедуре признания организации несостоятельной (банкротом), так и вне ее, т.е. в рамках отдельного искового производства.

Подать соответствующее заявление о привлечении директора к ответственности в деле о банкротстве может как конкурсный управляющий, так и конкурсный кредитор (уполномоченный орган). Практически аналогичные разъяснения еще за год до принятия ФЗ №134-ФЗ от 28.06.2013г. (им были внесены соответствующие изменения в ст. 10 ЗоБ) были даны Пленумом ВАС РФ в Постановлении №35 от 22.06.2012г.; на тот момент из действующего законодательства нельзя было сделать вывод, что споры об ответственности участников, а также органов управления должника могут быть рассмотрены в деле о банкротстве (исходя из положений Главы 28.1 АПК РФ следовало лишь, что такие споры подведомственны арбитражным судам по общим правилам о подсудности). Лица, против которых подано заявление о взыскании убытков, имеют права лица участвующего в деле о банкротстве (п. 6 ст. 10 ЗоБ), хотя ранее действующей редакцией ст. 10 ЗоБ они наделялись лишь статусом лица, участвующего в рассмотрении именно данного обособленного спора; на это также обращал внимание Пленум ВАС РФ в п. 15 Постановления №35 от 22.06.2012г.

До вынесения судебного акта по существу спора о привлечении соответствующих лиц к ответственности в виде убытков - дело о банкротстве не может быть прекращено (п. 5 ст. 10 ЗоБ) либо завершено (поскольку для завершения конкурсного производства требуется выполнение всех мероприятий, в число которых входит привлечение к ответственности соответствующих лиц).

По итогам рассмотрения спора судом первой инстанции выносится определение, которое может быть обжаловано в течение десяти рабочих дней в суд апелляционной инстанции (п. 7 ст. 10 ЗоБ, ч. 3 ст. 223 АПК РФ). А по итогам рассмотрения искового заявления о взыскании убытков, соответственно, решение. На основании вынесенного определения выдается исполнительный лист (п. 7 ст. 10 ЗоБ). Денежные средства, полученные в результате взыскания убытков, включаются в конкурсную массу; права требования приобретенные в результате удовлетворения заявления о взыскании убытков могут быть реализованы в порядке ст. 140 ЗоБ (п. 8 ст. 10 ЗоБ).

Что же касается взыскания убытков в рамках искового производства, то в постановлении Пленума ВАС РФ № 62 содержится разъяснение о том, что споры о привлечении к ответственности и о взыскании убытков с лиц входящих или входивших в состав органов управления юридического лица подведомственны Арбитражным судам и рассматриваются в порядке гл. 28.1 АПК РФ (дела по корпоративным спорам). Ранее, в случае если банкротство предприятия завершено, а истцом является кредитор, то решение о взыскании долга рассматривал суд общей юрисдикции (в последнем случае ответчиком выступал непосредственно учредитель как физическое лицо). В данном случае дело будет рассмотрено по общим правилам искового производства с изъятиями, предусмотренными гл. 28.1 АПК РФ. По итогам рассмотрения указанного искового заявления суд выносит решение, на основании которого выдается исполнительный документ. Взысканные денежные суммы будут обращены непосредственно в пользу истца.

Указанные нормы не содержат указания на то, в каком порядке предъявляется требование к лицу, имеющему фактическую возможность определять действия юридического лица (в т.ч. давать указания указанным выше лицам); п. 3 ст. 53.1 ГК РФ говорит о возможности привлечения таких лиц к ответственности в виде убытков. Большинство юристов сегодня приходят к выводу, что разрешение указанного вопроса должно производиться на основании аналогии закона.

Удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.

В настоящее время особую сложность в доказывании имеет не сам факт недобросовестности руководящих органов юридического лица, а наличие причинно – следственной связи между противоправным поведением и возникновением убытков, в том числе и в процедуре банкротства. В настоящее время указанная проблема стала предметом обсуждения Пленума Верховного суда РФ (в марте 2016 года был опубликован проект Постановления Пленума Верховного суда РФ «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств»). В данном документе идет речь о том, что кредитор не обязан доказывать причинно – следственную связь между нарушением и убытками, если они обычно возникают после такого нарушения.